Межэтнический диалог как средство формирования толерантности у подростков/старшеклассников

Предмет: Педагогика

Тип работы: Курсовая работа

У вас нет времени или вам не удаётся понять эту тему? Напишите мне в whatsapp, согласуем сроки и я вам помогу!

На странице курсовые работы по педагогике вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Педагогика».

Дополнительные готовые курсовые на темы:

  1. Использование традиций народной педагогики в деятельности классного руководителя (учителя)
  2. Влияние средств массовой информации на формирование личности современного школьника
  3. Влияние Интернет на формирование коммуникативных качеств современного подростка
  4. Формирование эстетической культуры подростков в преподавании истории
  5. Специфика инклюзивного обучения в образовательном процессе
  6. Использование технологии проектного обучения в процессе преподавания истории
  7. Метод М. Монтессори в развитии сенсорной культуры детей младшего дошкольного возраста
  8. Технологии сотрудничества с родителями как основа психолого-педагогического партнерства
  9. Педагогические средства организации нравственно-патриотического воспитания старших дошкольников
  10. Народная педагогика на Руси и ее значение для формирования отечественной педагогической науки

Введение

В настоящее время в постсоветской России, как и во всем мире, остро стоят проблемы межнациональных отношений, национального сепаратизма. Социальная ситуация в России усугубляется растущей этнической миграцией населения, увеличением межкультурных, межэтнических контактов. Все это может привести к развитию межэтнической напряженности и конфликтов.

Молодые люди, чьи личности еще только формируются, особенно уязвимы. Более того, этот процесс происходит в обществе, резко расслоенном на богатых, бедных и просто бедных, с глубоко укоренившимися имперскими, авторитарными и люмпенскими стереотипами. На эти обстоятельства накладываются максимализм, скептическое отношение к миру взрослых, стремление выйти из-под его опеки, некритичность к выбранным молодежью кумирам, стремление вступить в закрытые группы и кланы. Поэтому молодежь является благодарной аудиторией для любой пропаганды, которая горько разглагольствует об «обидах», нанесенных обществом, и персонифицирует обидчика в образе другой нации или конкретного человека другой национальности. Все это может привести к этноцентризму, шовинизму, ксенофобии, этническим и расовым предрассудкам в сознании молодого человека.

Известно, что установки, заложенные в юности, очень трудно изменить в зрелом возрасте. Этнические стереотипы, предпочтения и ориентации, сформированные в процессе социализации молодого человека, влияют на его сознание, его поведение в течение жизни и на то, как он, в свою очередь, будет воспитывать своих детей. Другими словами, этнические ориентации сегодняшней молодежи — это ориентации взрослых начала 21 века и последующих поколений. В такой ситуации возникает проблема межкультурного взаимодействия, толерантного отношения к «инаковости» — внешности, поведению, языку, в целом — другой культуры.

Сегодня мы говорим о необходимости воспитания не просто толерантности, а воспитания терпимости (в том числе религиозной и этнической) для всех жителей планеты. Мировое сообщество определяет толерантность как уважение, принятие и соответствующее понимание богатого разнообразия культур современного мира, форм и способов выражения человеческой индивидуальности. Толерантность — это гармония в многообразии. И очень важно, что в Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО, подчеркивается: «Толерантность — это не уступка, снисхождение или попустительство. Толерантность — это прежде всего активная позиция, основанная на признании прав человека и основных свобод. Актуальность проблемы толерантности связана с тем, что сегодня на первый план выдвигаются ценности и принципы, необходимые для общего выживания и свободного развития (этика и стратегия ненасилия, идея терпимости к чужим и незнакомым позициям, ценностям, культурам, идея диалога и взаимопонимания, поиск взаимоприемлемых компромиссов и др.

«Толерантность — это то, что делает возможным мир и ведет от культуры войны к культуре мира», — говорится в Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО в 1995 году.

Толерантность — это миролюбие, терпимость к этническим, религиозным, политическим, конфессиональным и межличностным различиям, признание возможности равноправного существования «другого».

Толерантность — это человеческая добродетель: искусство жить в мире с разными людьми и идеями, способность иметь права и свободы, не нарушая прав и свобод других. В то же время толерантность — это не уступка, снисхождение или потворство, а активное отношение к жизни, основанное на признании другого.

Настоящее исследование преследовало следующие цели.

Во-первых, выявить уровень этнического самосознания и самоидентификации молодых людей разных национальностей.

Во-вторых, выявить характеристики и уровень толерантности/нетолерантности молодежи, как этнической, так и религиозной.

Основная процедура исследования представляла собой самостоятельно заполняемую анкету, которую заполняли респонденты. Этот инструмент включал широкий спектр эмоциональных, когнитивных и поведенческих показателей этнического самовосприятия подростков, а также показатели того, как они воспринимают этническую картину окружающего мира.

Опрос проводился в феврале 2008 года в Новоуренгойском педагогическом колледже. Студенческий состав этого учебного заведения представлен различными этническими группами и национальностями как из России, так и из стран ближнего зарубежья. Было опрошено 68 студентов в возрасте от 16 до 23 лет. Они были распределены по национальностям следующим образом: Русские — 23 человека, украинцы — 6 человек, ненцы — 14 человек, ногайцы — 10 человек,

Кумыки (6 человек), азербайджанцы (2 человека), молдаване (2 человека), башкиры (1 человек), татары (1 человек), чуваши (1 человек), немцы (1 человек) и чеченцы (1 человек).

Анализ в основном основывался на сравнении пяти основных национальных групп друг с другом.

Исторические и философские основы и сущность понятия толерантности

В начале девятнадцатого века понятие толерантности (от латинского «tolerantia»), которое затем было отождествлено с понятием «веротерпимость», было довольно новым. До этого, сначала, латинское «tolerantia» имело то же значение, что и русское «толерантность», как и соответствующие слова в европейских языках до XVI века. Затем, в силу социокультурных и политических факторов, происходит лексическое развитие, которое в течение века или двух приводит к принятию специального термина «толерантность» в качестве термина из лексикона гражданского общества.

Современные представления о толерантности, а точнее ее признание как фактора, укрепляющего гражданский мир и обеспечивающего защиту от несправедливости, были в значительной степени подготовлены философами семнадцатого и восемнадцатого веков. Значительный вклад в развитие формализации и юридического внедрения принципа свободы совести и толерантности внесли гуманисты эпохи Возрождения, деятели Просвещения, мыслители немецкой классической философии.

Важную роль в развитии философии толерантности сыграл английский мыслитель Д. Локк (1632-1704) и его «Письма о религиозной терпимости» (1689, 1692), в которых с философских и политических позиций определялось его отношение к религии. Автор выступал за самую широкую терпимость к религии, а также за полное невмешательство государства и церкви в дела друг друга. Локк считал, что естественным состоянием общества является равенство. Люди в естественном состоянии «свободны, равны и независимы». Единственным ограничением свободы человека был закон природы, который гласит: «Никто не имеет права ограничивать другого в его жизни, здоровье или собственности».

А. Коллинз (1676-1729) в своих работах «Рассуждение о свободе» (1713) и «Исследование о свободе человека» (1715) утвердил неотъемлемое право каждого человека свободно мыслить, поскольку это «…самый верный и лучший способ найти истину». Для Коллинза свобода мысли была основой человеческой добродетели и служила защитой от жестокости религиозных фанатиков, кровавых сражений и духовного опустошения.

C. Шефсбери (1671-1713) видел основу человеческой морали в понимании толерантности. Он считал, что злость, коварство, мстительность и т.д. — Это все неестественные аффекты, которые не соответствуют «человеческой природе». Они не только вредят людям, но и делают тех, кто ими наделен, несчастными и одинокими.

Французские философы XVIII века продолжили работу по подтверждению принципов веротерпимости, начатую в эпоху Возрождения. Вольтер (1684-1772) был самым последовательным критиком религиозного фанатизма и поборником толерантности. В своих «Философских письмах» он прославился резкой критикой основ феодального общества и философской полемикой против религиозных распрей, фанатизма и несправедливости. В своем «Трактате о религиозной терпимости» Вольтер не критиковал какую-либо конкретную религию, но указывал, что всем конфессиям следует позволить выражать себя, заявляя, что «верхом глупости должно быть убеждение, что все люди обязаны одинаково думать об абстрактных предметах».

В арсенале научных знаний старый порядок боролся Монтескье (1689-1755). Он критиковал христианство, которое утверждало, что является религией любви и мягкости. «Никогда не было империи, в которой было бы столько внутренних раздоров, как в империи Христа», — писал он в «Персидских письмах». Монтескье разработал концепцию функциональной роли религии, которая была необходима для поддержания социального порядка и сохранения морали. Будучи философом эпохи Просвещения, он считал, что люди равны от рождения, что не существует превосходства одной расы над другой.

Немецкая классическая философия продолжила основные идеи толерантности в достижении свободы, в воспитании и самоопределении личности, в процессе познания и довела их до логического завершения. Основатель немецкой классической философии И. Кант (1724-1804) пришел к выводу, что реализация гражданского общества, регулируемого правовыми законами, в котором каждый гражданин свободен в пределах, определяемых свободой граждан, является высшей задачей человечества. По его мнению, автономия гражданина и равенство граждан перед законом являются основными характеристиками человеческой свободы.

Ф. Шеллинг (1775-1854) создает теоретическую основу для правового государства и демократического преобразования общества. Он предлагает правовую систему, обеспечивающую равенство всех граждан перед законом, установленное свободным волеизъявлением.

Из области этики Л. Фейербах (1804-1872) рассматривает проблему создания проекта социальных преобразований. Он считает, что социальные проблемы может решить только свободный человек. Для немецкого мыслителя проблема достижения свободы личности была не только теоретической проблемой, но и приобрела практическое значение. Фейербах хотел восстановить веру человека в себя, принцип гуманизма, и таким образом сделать человека свободным.

Отсюда видно, что сама идея толерантности восходит к истории философской мысли как решение проблемы человеческих отношений и подразумевает принципы гуманного отношения к людям с иными убеждениями и взглядами, которые включают такие компоненты, как терпимость, лояльность, уважение к убеждениям и взглядам других людей, народов. Эти проблемы не теряют своей актуальности и в наше время, когда проблема толерантности приобрела особое значение в контексте процесса глобализации, в котором сталкиваются цивилизационные, религиозные, национальные и этнические идентичности различных культур и народов.

Анализ понятий «толерантность» и «этническая толерантность» позволяет сделать вывод, что эти понятия имеют ряд общих и различных черт. Отличительной особенностью понятия «этническая толерантность» является то, что, во-первых, она понимается как вид толерантности, основанный на принятии «инаковости», обусловленной принадлежностью к другой этнической группе. Во-вторых, толерантность можно рассматривать как черту личности, характеризующую спектр личностных проявлений, в то время как этническая толерантность понимается как набор установок по отношению к другим (различным) этническим группам. Из этого следует, что толерантность как черта личности является более стабильной чертой, в то время как этническая толерантность/нетерпимость, обусловленная как внутренними, так и внешними факторами, легче поддается изменениям. В данной работе этническая толерантность/интолерантность понимается как социально-психологическая черта, проявляющаяся в степени принятия/неприятия представителей других этнических групп. Рассматривая этническую толерантность как совокупность установок, в ее структуре можно выделить следующие компоненты:

  1. когнитивный (представления о других этнических группах, их культуре, межэтнических отношениях; знания о феномене толерантности, правах людей независимо от этнической принадлежности);
  2. эмоциональный (отношение к другим этническим группам);
  3. поведенческие (конкретные действия толерантной/интолерантной реакции, выражающиеся в стремлении к общению/дистанции/агрессии по отношению к представителям других этнических групп).

Сущность этнической толерантности выражается в отношении личности, в совокупности личностных установок к представителям различных этнических культур, включая представителей собственной этнической группы, и представляет собой совокупность следующих устойчивых личностных установок: Принятие и уважение людей своей этнической группы, принятие и уважение людей других этнических групп. Основными показателями формирования этнической толерантности являются: знание национальных и культурных традиций народов, совокупность системы взглядов, идей и навыков культуры межэтнического общения, позитивные личностные, социальные и коммуникативные установки (общительность, коммуникабельность, умение делиться, уважение к заслугам других, сотрудничество, солидарность и т.д.), устойчивость эмоциональных реакций, эмпатия, построение системы отношений и действий в различных этноконтактных ситуациях, владение техникой конструктивного

«Толерантность с религиозной точки зрения заключается в способности без ненависти терпеть недостатки и ошибки чужой религии, даже если это заставляет чувствовать себя неловко. Тот, кто считает истинной религией то, что в моей религии является заблуждением, ни в коем случае не должен быть объектом ненависти», — писал в свое время в «Лекциях по этике» известный немецкий философ И. Кант. Во времена Канта достижение религиозной терпимости в том содержании, которое он изложил, было очень сложным делом. С тех пор человечество достигло значительного прогресса в формировании религиозной терпимости. В то же время глобализация, массовая миграция населения, растущие различия в благосостоянии между разными странами и между этническими группами внутри стран значительно повысили опасность эскалации различных форм нетерпимости, которая приобрела планетарный характер. Они не пощадили и Россию. По данным Центра исследований ксенофобии и экстремизма ИС РАН, за последние четыре года уровень ксенофобии почти удвоился по сравнению с предыдущим периодом. Значительно возросла религиозная и этническая нетерпимость. Среди современной молодежи он встречается более чем в два раза чаще, чем среди пожилых людей.

Этническая идентификация и межэтническая коммуникация

Давайте сначала рассмотрим критерии этнической идентификации, как их представляют себе молодые люди. Они были записаны с помощью вопросника: «Что объединяет, связывает людей одной национальности больше, чем что-либо другое? Респондентов попросили оценить важность следующих девяти критериев: общие традиции и обычаи, история, религия, язык, территория, предки, трудности и проблемы, враги, схожие черты и поведение.

Выяснилось, что молодые люди разных национальностей имеют довольно схожие взгляды на доминирующий критерий. Чаще всего они упоминали общие традиции и обычаи (с 70% до 39%; первое место по частоте выбора у ногайцев, второе — у украинцев, третье, четвертое и пятое — у ненцев, кумыков и русских соответственно) и религию (с 30,4% до 20%; первое место у русских, второе — у ногайцев).

На третьем месте важный фактор — сходство черт характера и поведения (от 21,7% у русских до 16,6% у кумыков и ногайцев).

Общие враги и предки, по мнению всех пяти этнических групп, оказывают наименьшее объединяющее воздействие на людей одной национальности (выбора нет).

Проблема национальных отношений глубоко волнует респондентов. Значительное большинство украинцев, кумыков и ногайцев часто или хотя бы иногда обсуждают эти вопросы со своими одноклассниками — от 66,6% до 50%. Среди русских респондентов только 39% обсуждают проблемы национальных отношений в студенческой среде, среди ненцев — только 21,4%. В семье эти вопросы обсуждают 52% русских, 50% ненцев, кумыков и ногайцев.

Встречая нового знакомого, представители разных этнических групп проявляют одинаковый интерес к национальности новичка. Национальностью незнакомого человека интересуются 100% ненцев, 83,3% украинцев и кумыков, 78% русских и 60% ногайцев. Но среди всех респондентов ногайцы больше всех интересуются национальностью — 40% из них не безразлична национальность нового знакомого.

Особую важность этнического фактора для ногайцев подтверждают ответы на вопрос: «Как вы относитесь к человеку, зависит от его национальности или нет? Это единственная группа, в которой 10% респондентов ответили «да, всегда зависит», в то время как во всех остальных этнических группах никто не выбрал этот ответ. 84% всех респондентов ответили, что «ни от чего не зависит».

Молодые люди неизбежно сталкиваются с двумя личностными проблемами при общении с людьми из-за межэтнических различий. Во-первых, они должны осознать свою собственную этническую принадлежность и ее положение в окружающей среде. Во-вторых, им необходимо развивать свою позицию по отношению к другим этническим сообществам.

Данные показывают, что первичное осознание своей этнической принадлежности происходит в основном среди молодежи в возрасте 5-16 лет. Однако следует отметить, что у всех ненецких групп это произошло в очень раннем возрасте (до 3 лет), а у ногайцев средний возраст осознания своей этнической принадлежности составляет 11 лет.

Личные эмоциональные реакции, связанные с размышлениями о своей этнической принадлежности, фиксировались с помощью вопроса «Приходилось ли вам в жизни чаще гордиться или стыдиться своей этнической принадлежности?». Доля тех, кто «чаще гордился», была близка к ста процентам во всех группах.

Очень мало респондентов во всех группах дали ответ «чаще стыжусь этого» — частота их выбора составила 4,3% для русских и 7,1% для ненцев, остальные вообще не выбрали этот ответ.

Молодые люди в трех группах показали почти одинаковые поведенческие реакции, которые являются следствием размышлений о своей этнической принадлежности. Абсолютному большинству русских, кумыков, ненцев и ногайцев (100%) и украинцев (83,3%) никогда в жизни не приходилось «скрывать свою национальность».

Ответы на вопрос: «Стыдились ли вы когда-нибудь людей своей национальности? Респонденты из этнических групп, у которых сильнее развито чувство национальной гордости, чаще давали положительные ответы: среди кумыков — 66,7%, среди ногайцев — 60%, среди украинцев — 50%. Среди ненцев доля таких ответов составила 35,7%, среди русских — 34,4%.

Молодые люди из исследуемых групп также по-разному переживают негативную реакцию на свою этническую принадлежность со стороны окружения. Конечно, подавляющее большинство российских студентов не сталкивались с подобной ситуацией — 60,8%, хотя 26% из них оказывались в такой ситуации один или несколько раз. Почти такая же картина наблюдается в группе ненцев — 42,8% «никогда не было шанса», 28,6% — «один или несколько раз». Но среди украинцев, ногайцев доля тех, кто имеет такой опыт, очень значительна. Кумыкские студенты чаще страдают от недоброжелательности окружающих — 33,3% сказали, что это случалось не раз. Возможно, неевропейские черты их внешности играют определенную роль в том, что их особенно раздражает.

Для некоторых молодых людей предпочтительнее оставаться в этнически однородной среде сверстников. Об этом свидетельствуют ответы на вопрос: «В какой группе лучше учиться — в которой есть студенты разных национальностей или в которой все принадлежат только к твоей национальности?». В целом, 82,4% всех респондентов предпочитают учиться в группе со смешанным национальным составом. Хотя определенные особенности есть во всех группах респондентов — 33,4% кумыков, 17,4% русских, 16,7% украинцев, 14,2% ненцев и только 100% ногайцев предпочитают группу со смешанным национальным составом.

Хотя общей тенденции в предпочтении ситуации обучения не выявлено, все пять групп продемонстрировали единодушие в своем отношении к этнической принадлежности ближайшего социального окружения. Подавляющее большинство считает, что «национальность не должна иметь значения» при выборе друзей. Но здесь можно отметить вышеупомянутые особенности: украинцы и кумыки показали самую высокую частоту такого ответа (100%), русские — самую низкую (73,9%), причем почти четверть последних по-прежнему считают, что «лучше выбирать друзей среди людей своей национальности».

Этническая толерантность

Формирование гражданского общества требует воспитания гражданина, человека с ценностями, соответствующими этому обществу. Одним из важнейших качеств, присущих такому человеку, является этническая толерантность — способность терпимо относиться к людям другой национальности, их обычаям, традициям, культуре, моделям поведения и образу жизни, а главное — понимать их. Этническая толерантность или, наоборот, этническая нетерпимость во многом определяет характер межэтнических отношений.

Респондентам был предложен блок из 26 утверждений, по которым им предлагалось выразить свое согласие или несогласие. Каждое выступление затрагивало тот или иной аспект межэтнических отношений. Тринадцать утверждений были сформулированы как индикаторы различных аспектов этнической толерантности; остальные 13 были индикаторами этнической нетерпимости.

Толерантное утверждение, получившее самый высокий уровень согласия (100%): «Нельзя делить народы на хорошие и плохие, потому что в каждом народе есть и хорошие, и плохие люди». Второе по толерантности высказывание (94%) — «Традиции, обычаи, религия любого народа заслуживают уважения, даже если они кажутся необычными». Третье и четвертое место соответственно — «Все народы — и большие, и малые — должны иметь в России равные возможности для сохранения своего языка, религии, традиций, обычаев» (86,8%) и — «О человеке должны судить только по его моральным и профессиональным качествам, а не по его национальности» (85,3%).

Толерантное утверждение, с которым, напротив, согласились менее половины респондентов (40%) — «Россия — многонациональная страна, и ее президент не обязательно должен быть русской национальности». То есть, если согласие с первыми четырьмя утверждениями указывает на очень умеренный уровень этнической толерантности (не нужно быть особенно толерантным, чтобы согласиться с ними), то согласие с пятым утверждением указывает на очень высокий уровень толерантности.

Среди интолерантных высказываний стоит отметить и самое популярное (выбор которого свидетельствует о низком уровне интолерантности) — «В нынешних бедах России виноваты не столько русские, сколько другие народы» (42,6% одобрений). Наименее популярным (характерным для тех, чей уровень нетерпимости очень высок) является «Некоторые народы, живущие в России, принесли России больше вреда, чем пользы» (19% одобрений).

Затем респонденты были разделены на две группы. Группы — с высоким уровнем толерантности и со средним уровнем нетерпимости — 32,4% и 64,7% соответственно. 2,9% респондентов — группа с неопределенным уровнем толерантности.

Из таблицы видно, как распределяются толерантные и интолерантные позиции среди респондентов в процентном соотношении. Только 60% ногайцев толерантно относятся к представителям других этнических групп, в то время как в других группах такой позиции придерживается только треть или даже четверть респондентов.

Религиозная терпимость

Одной из сфер ценностей, которая подвергалась особенно жестоким попыткам изменения на протяжении всего советского периода, была сфера веры и религиозных убеждений человека. Хотя свобода совести была провозглашена и закреплена конституционно, в действительности любое проявление веры преследовалось, а атеизм поощрялся, в том числе «воинствующий» атеизм. Три поколения людей жили под таким давлением, что в их сознание внедрялись атеистические идеи, а людей наказывали за принадлежность к той или иной конфессии. В результате, к концу периода застоя в стране было очень мало религиозных учреждений и небольшой корпус духовенства (часто с низким уровнем религиозной подготовки). Доля рядовых носителей религиозного сознания в населении также была невелика, и в подавляющем большинстве это были очень старые люди.

В период после перестройки в России выросло новое поколение. С одной стороны, она была социализирована в условиях подлинной свободы совести, что привело к быстрому возрождению религиозной жизни традиционных религий в России. С другой стороны, воспитателями этого поколения в семье и в школе все еще очень часто были взрослые, которым идея Бога оставалась чуждой или, по крайней мере, незнакомой (из-за их коммунистического советского прошлого). Однако, на наш взгляд, решающим фактором, влияющим на формирование ценностных ориентаций молодежи, в том числе религиозных, может стать общая демократизация, деидеологизация общества и интериоризация молодежью общечеловеческих ценностей.

Теперь обратимся к религиозным ориентациям наших респондентов. Процент респондентов, ответивших «да, определенно» на вопрос «Верите ли вы в Бога?», составил 87% среди русских, 100% среди кумыков, ногайцев и украинцев и 92,9% среди ненцев. Мы видим, что, по крайней мере, согласно самооценке, очень большая часть молодежи является верующей. Другой вопрос, что стоит за этим признанием, как связаны когнитивные, эмоциональные и поведенческие элементы веры.

Не все, кто считает себя верующими, также считают себя религиозными (ритуальный аспект религии). Индекс религиозности был значительно ниже веры в Бога для всех этнических групп: 34,8% русских, 66,7% кумыков и украинцев, 42,8% ненцев и 60% ногайцев утвердительно ответили на вопрос «Религиозный ли Вы человек?».

Для большинства русских и украинских респондентов христианство является «наиболее привлекательной религией»; для абсолютного большинства ногайцев и кумыков это также их национальная религия — ислам. Более половины ненцев отдают свою руку христианству, но четверть отдает предпочтение язычеству.

Утверждение, отражающее уровень религиозной нетерпимости, «Православие должно быть основной религией в России», посчитали верным большинство россиян (52%) и треть украинцев (33,3%). Среди ненцев этот показатель еще ниже (14,3%). 73,9% русских, 71,4% ненцев, две трети украинцев, более ¾ кумыков и 100% ногайцев согласились с противоположным мнением и высказали толерантную позицию: «Все религии, существующие в России, должны быть равны.

Такую же тенденцию можно проследить, когда речь идет о конкретных проявлениях религиозной жизни. То, что в нашем городе открываются новые церкви, положительно воспринимают 91% русских, 100% кумыков и украинцев, 80% ногайцев и 50% ненцев. Картина существенно не меняется, когда речь заходит о строительстве церквей других конфессий — около 90% респондентов относятся к этому положительно, остальные остаются равнодушными. То есть, негативные реакции полностью отсутствуют.

Таким образом, большинство респондентов более толерантно относятся к другим религиям, чем к этнической толерантности.

Заключение

Полученные результаты свидетельствуют об определенной напряженности межэтнических отношений в молодежной среде студентов Новоуренгойского педагогического колледжа. Наблюдается тенденция к двойным стандартам в отношениях с представителями других национальностей. Только шестьдесят процентов ногайцев придерживаются толерантного отношения к представителям других этнических групп, в других группах такой позиции придерживается только треть или даже четверть респондентов. В целом, только одна треть респондентов занимает толерантную позицию. Однако в случае религиозной толерантности картина совершенно иная: религиозная толерантность намного выше этнической, как в группах, так и в целом.

С помощью данного исследования мы выявили особенности этнической и религиозной толерантности среди молодежи — студентов педагогического колледжа. Наблюдаемое нами положение вещей требует принятия мер по развитию этнической толерантности как признания, принятия, понимания человека другой национальности. Результаты данного исследования могут послужить основой для дальнейших исследований по развитию этнической и религиозной толерантности у подростков. Необходимо разработать программу для работы с молодежью, которая бы учитывала основные факторы формирования этнической толерантности, а также возрастные особенности учащихся. Он будет состоять из общих блоков, направленных на самопознание и поиск идентичности, и специализированных блоков, направленных непосредственно на работу с этническими установками.

Список литературы

  1. Авксентьев В.А., Шаповалов В.А. Этнические проблемы современной России: социально-философский аспект анализа. Ставрополь, 1997.
  2. Асмолов А.Г., Шлягина Е.И. Национальный характер и индивидуальность: опыт этнопсихологического исследования. Издание 2-е — М., 1984.
  3. Вяткин Б.А., Хотинец В.Я.. Этническое самосознание как фактор развития индивидуальности // Психологический журнал, 1996. Т. 1. 17. № 5.
  4. Гасанов Н.Н. О культуре межнационального общения //Социально-политический журнал. 1997. № 3. С. 233. особенности формирования культуры межэтнического общения в многонациональном регионе. 1994. № 5.
  5. Леонтьев А.А. Психология общения. Тарту. 1974.
  6. Ломтева Т.Н. Основные понятия межкультурной коммуникации. Ставрополь. 1999.
  7. Малкова Т.П., Фролова М.А. Введение в социальную философию. М., 1995.
  8. хотинец В.Ю.. Этническое самосознание. СПб., 2000.
  9. Шлягина Е.И. К вопросу о построении этнопсихологии личности // Этническая психология и общество. — М., 1997.
  10. Шлягина Е.И., Карлинская И.М. Толерантность как предпосылка позитивного межнационального общения // Психология общения: проблемы и перспективы. — М., 2000.
  11. Авксентьев В.А., Шаповалов В.А. Этнические проблемы современной России: социально-философский аспект анализа. Ставрополь, 1997.